рус

Комплексная организация научно-исследовательских работ как социотехническая система

Идея комплексной организации НИР возникла и начала развиваться в результате очень сложного социокультурного взаимодействия представителей разных профессий, научных предметов, разных концепций и точек зрения. Условия и механизмы этого взаимодействия были весьма разнообразными: в одних случаях оно происходило в рамках научно-технических, философских, художественно-проектных и методологических движений (к тому же еще пересекавшихся и взаимодействовавших друг с другом), в других случаях - в рамках формальных организаций, призванных решать сложные производственно-технологические или социотехнические задачи, в третьих - в рамках организационно-управленческих служб, создававших вокруг себя гетерогенные системы научно-методического обеспечения и т.д., и т.п. И соответственно этим различиям в условиях и способах взаимодействия представителей разных профессий и разных наук идеи комплексности и комплексной организации НИР приобретали разное содержание и реализовались в существенно разных формах.

Чтобы разобраться во всем этом многообразии форм, надо прежде всего разложить указанные выше системы взаимодействий на естественные (Е) и искусственные (И) компоненты и таким образом получить представление об их социотехнической структуре [Разработка... 1975: 9-60].

Для этого можно использовать схему социотехнической организации, обобщающую опыт анализа подобных объектов; она выражает основной принцип связи И и Е в мире деятельности и для данного случая может быть ограничена восемью основными подсистемами; это будут: (1) система той или иной практической деятельности, скажем, промышленного производства, инженерного конструирования, архитектурного проектирования и т.п., (2) система непосредственно связанных с этой практикой НИР-I, (3) система руководства и управления практикой, (4) система руководства и управления НИР-1, (5) система НИР-II, обеспечивающая руководство и управление практикой, (6) система НИР-III, обеспечивающая руководство и управление НИР-I, (7) система методологической работы (которая в свою очередь может быть разложена на ряд подсистем соответственно своему отношению к системам (1), (2)... (6), но здесь рассматривается нами как единая система) и, наконец, (8) система НИР-IV, обеспечивающая методологическую работу.

В плане наших задач подсистемы (1) и (2) могут рассматриваться как Е-системы, соответственно, относительно подсистем {(3), (5)} и {(4), (6)} , подсистема {(1), (3), (5), (2)} - как Е-система или как ИЕ-система относительно подсистемы {(4), (6)}, вся сложная подсистема {(1), (3), (5), (2), (4), (6)} может рассматриваться как Е-система или как ИЕ-система или как ИИЕ-система относительно подсистемы {(7), (8)}. Этот набор категориальных оппозиций (и вместе с тем характеристик объекта) позволяет выделять в полисистемном объекте простые и сложные подсистемы в качестве автономных и целостных объектов рассмотрения и определяет последовательность и логику переходов от одних и другим [Разработка... 1975: 96-147]. В частности это категориально-онтологическое расчленение может быть использовано в качестве основания для генетических и даже исторических исследований любой области деятельности и мышления, в которой появляется идея комплексных НИР.

Для начала можно предположить - и это очень правдоподобно, - что идея комплексности возникает прежде всего «на стыке» систем практики и науки, т.е. систем (1) и (2), и в силу этого несет в себе по меньшей мере два проблемных узла; а) связь НИР с практикой и б) связь различных научных дисциплин и предметов друг с другом.

Определяющим является первый узел проблем, ибо сами по себе проблемы связи различных научных дисциплин и предметов либо вообще не встают, либо встают очень поздно и имеют чисто теоретический интерес, но вот в отношении к задачам и проблемам практики те же самые вопросы получают уже драматическое звучание и начинают интенсивно обсуждаться [Методологические аспекты... 1978].

Естественно, что это обсуждение ведется прежде всего в рамках науки и с помощью средств самой науки или философии науки. В силу этого центр тяжести самой проблемы перемещается с вопросов связи науки и практики (в которых заключено подлинное ядро проблемы) на вопросы связи друг с другом различных научных предметов и дисциплин. Поэтому вся проблема начинает казаться прежде всего внутринаучной проблемой. Но даже и в тех случаях, когда на передний план выдвигаются проблемы связи науки с практикой (например, как проблемы научно-методического обеспечения инженерно-конструкторской и проектной деятельности или важных организационно-управленческих решений), обсуждение их ведется не с точки зрения совершенствования и развития практики, а с точки зрения задач создания и развития новых научных дисциплин и направлений исследования, называемых «междисциплинарными» и «мультидисциплинарными» [Методологические аспекты... 1978].

С каждым годом эта проблема становится все более острой и все больше обсуждается в философской литературе. Однако все предлагаемые решения ничего не меняют в сложившейся ситуации. Когда говорят и пишут о междисциплинарных и мультидисциплинарных исследованиях, их по-прежнему понимают и мыслят в соответствии с уже сложившимися образцами научных исследований и научных предметов. Проблема в силу этого переводится в проблему создания новых, более сложных (или более конкретных) научных дисциплин, и все, таким образом, повисает в области благих пожеланий: ведь если бы наука могла создавать эти многоаспектные и многосторонние научные предметы, то она бы их давно и создала независимо от всяких разговоров философов на эти темы.

В той же самой логике сведения всех проблем к традиционным внутринаучным проблемам обсуждаются, как правило, и проблемы комплексной организации НИР: их сводят либо к проблемам объединения и синтеза научных знаний, либо же к проблемам «взаимодействия наук» [Методологические аспекты... 1978].

Таким образом, всюду проблемы, возникшие в современной социокультурной ситуации в силу особых специфических черт самой науки, в первую очередь - в силу затруднений в использовании научных знаний при работе со сложными социотехническими объектами, всюду эти проблемы пытаются разрешить чисто научными способами, ничего не меняя в характере самих НИР.

Между тем уже достаточно ясно - и это нашло отражение в приведенной выше схеме, - что проблемы комплексной организации НИР никак не могут быть сведены к внутринаучным проблемам, таким как проблемы синтеза знаний или взаимодействия разных научных предметов и дисциплин внутри сферы науки, а должны рассматриваться как значительно более сложные, в первую очередь - социотехнические проблемы, получающие свое особое звучание и свой особый смысл в каждой из перечисленных нами выше систем, причем, в организуемых системах - один, а в организующих - другой.

Хотя бесспорно, что проблема комплексной организации НИР возникает в ситуациях взаимодействия разных наук и разных профессий, но в каждой из указанных нами систем имеют место свои особые ситуации взаимодействия и соответственно этому центр тяжести самого взаимодействия переносится на разные процессы: в одних случаях это будут коммуникация и взаимопонимание, в других - сложная кооперированная деятельность, в третьих - организация и управление мыслительной работой разных профессионалов и т.д. и т .п. И кроме того, на какие бы процессы не ложился центр тяжести этого взаимодействия, оно само по себе остается естественным процессом и не может привести ни к идее комплексирования НИР, ни к выдвижению каких-либо организационных целей и установок в этом отношении. Сама эта идея и соответствующие ей цели могут появиться только в рамках вторичных служб, призванных соорганизовать это взаимодействие и придать ему определенные социокультурные формы, т.е. только в рамках подсистем {(3), (5)}, {(4), (6)} и {(7), (8)}.

При этом, конечно, все эти службы отражают и фиксируют то положение, которое складывается в мире естественно развертывающихся взаимодействий. Более того, само появление этих служб стимулировано теми затруднениями и разрывами, которые возникают в этом мире взаимодействий. Но сама идея комплексной организации НИР и конкретные программы такой организации тем не менее принадлежат (и только и могут принадлежать) системам, осуществляющим руководство и управление НИР. Они создаются этими службами и становятся основными принципами, определяющими, с одной стороны, цели организационно-управленческой деятельности в отношении НИР, а с другой - средства II и методы этой деятельности.

В этом контексте можно уже сказать, что идея комплексности НИР является одним из вариантов ответа организационно-управленческих служб на сложившуюся сейчас ситуацию взаимодействия представителей разных наук и разных профессий при решении актуальных народнохозяйственных задач и представляет собой попытку овладеть этой ситуацией за счет создания новой формы организации НИР и новых средств и методов руководства и управлениями ими.

Из сказанного следует, что комплексная организация НИР есть то, что складывается и существует в социотехнической связи многих систем деятельности (организующих и организуемых) и благодаря этой связи. Она создается в организующих системах, т.е. в системах {(3), (5)}, {(4), (6)} и {(7), (8)}, и фиксируется там в виде знаний определенного рода, программ, проектов и планов, потом «спускается» в организуемые и управляемые системы деятельности - в системы (1), (2), {(2), (1)}, {(1), (3), (5), (2)} и {(1), (3), (5), (2), (4), (6)} - должна быть «внедрена» в них, и только после всего этого начинает существовать в этих организуемых и управляемых системах деятельности в виде их собственных организованностей и за счет их внутренних. имманентных процессов.

В силу этого комплексная организация НИР выступает как искусственно-естественная организованность деятельности, порождающая соответствующую вторичную искусственно-естественную систему деятельности: с одной стороны, это - искусственная конструкция, создаваемая той или иной социотехнической службой в соответствии с принятыми в ней представлениями о сложившейся социокультурной ситуации и определенными замыслами и целями в отношении организуемых систем научно-исследовательской и практической деятельности, а с другой стороны, она должна стать органичной формой и как бы естественным условием функционирования и развития этих соорганизованных систем.

 
© 2005-2007, Non-Profit Research Foundation "The Schedrovitsky Institute for Development"
Address: Orjonikidze 9/2 entrance 5, office 2. Moscow Russia 114519
tel./fax: +7-495-775-07-33
e-mail: