рус

Деятельность проектирования и социальная система

Цель исследования в этой главе — систематически рассмотреть социальный статус деятельности проектирования: ее функции в социальной системе, место, которое занимает в ней проектирование, его взаимоотношения и взаимосвязи с другими типами деятельности.

Мы будем рассматривать социальное бытие проектирования на специально для этого выбранных графических моделях. Использование моделей — не методологическое излишество. Реальная сложность социальной системы велика настолько, что все попытки несистематического, нетеоретического научного воссоздания ее бессмысленны. Но и изложение теории социальной системы вряд ли уместно в этой работе. Поэтому мы идем на исследовательский компромисс: используем модели социума со ссылкой на теорию массовой деятельности, где они были получены, представляя читателю сконцентрированный результат теории и избавляя его от систематической работы.

Традиция системного подхода к социальным образованиям имеет методологическое происхождение. В процессе развития системного мировоззрения и методов системного исследования отдельные науки, заимствуя это мировоззрение и эти методы, употребляют их для решения своих задач, приспосабливают их к своим нуждам. Так произошло в 20–30-е годы нашего века с социологией. Она была одной из первых наук, поднявших знамя системной методологии.

Однако заимствование методов само по себе не дает возможности их применения ни в социологии, ни в какой другой науке. Необходимо своего рода согласование новых методов с предметом науки, в которую они были перенесены. Для социологии это означало выбор новой единицы (или набора единиц) социального исследования, которая бы позволяла при свеем развертывании совместить требования нового метода со всем богатством эмпирического и теоретического материала, ранее накопленного в социологии.

Именно с этого пункта начинаются расхождения между различными социологическими учениями современности: солидарные в отношении возможностей системного метода, они вступают в методологический конфликт, выбирая разные пути его социологической реализации.

Обращаем внимание читателя на этот, казалось бы, внешний по отношению к изложению вопрос потому, что в выборе единицы исследования и единицы конструирования моделей наша теория весьма существенно отличается от остальных. Понять дальнейшее изложение — это значит понять специфику выбранной единицы и проследить ее судьбу в процессе построения усложняющихся социальных моделей. Конечно, столь важная методологическая процедура, как выбор единицы исследования, не произвольна. Она достаточно жестко нормирована методом восхождения от абстрактного к конкретному.

Социальные объекты

Социальные объекты отличаются от всех других реально существующих объектов тем, что им присущ особый способ существования. Указать его — и значит задать специфику нашей единицы исследования.

В предмете философского исследования специфика социального спосо­ба существования (экзистенция социального) фиксируется в учении о норма­тивном характере социальных объектов. Нас интересует основной результат социальной экзистенциологии: всякий социальный объект существует через реализацию одному ему присущей социальной нормы. Нормы, так же как и объекты, объективно присущи социальным системам, а совместное функцио­нирование и развитие социальных норм и объектов определяет специфичес­кие черты всех социальных феноменов. В логически схематизированном виде этот результат и дает нам искомую единицу — отношение реализации R, социальной нормы <Х> в социальном объекте X.

Социальным объектом является такой и только такой реальный объект (вещь), которому в социальной системе соответствует норма, реализующаяся в этом объекте. Заметим, что связь реализации, социальный объект и соци­альная норма одинаково реальны, обладают объективным бытием и могут стать объектом научного познания.

Отношение N, обратное отношению R, будем называть отношением нор­мирования; его содержательный смысл состоит в том, что всякий социаль­ный объект Х в социуме находится в соответствии со своей социальной нор­мой <Х>. Пара отношений реализации и нормирования — <Х>R Х и XN<X> — является тем конструктивным материалом, из которого будут строиться все последующие модели социальных систем.

Категория отношения используется для характеристики феноменов ре­ализации и нормирования только на этапе введения исходной единицы. При развертывании социологической теории можно будет моделировать их как связи, процессы или механизмы. Но это потом, а сейчас ограничимся простей шей допустимой онтологической категорией. Ведь недаром говорят, что ло­гика — слуга простоты.

2. Сфера культуры и сфера социума

Культура и социум — два первых элемента социальной системы, которые можно получить формально (и элементарно), если воспользоваться представ­лениями теории отношений.

Рассмотрим левую и правую области отношений реализации — Dл(R) и Dп(R) соответственно:

                                                      (10)

Исходя из этих отношений множество Dл(R), которому принадлежат все социальные нормы <Х>, можно определить как сферу культуры (культу­ру) , а множество Dп(R), которому принадлежат все социальные объекты X, — как сферу социума (социум). Эти элементы социальной системы изоб­ражены на модели M1 (рис. 10). Приведенные определения не накладывают никаких ограничений на содержание сфер культуры и социума. В принципе любой объект — произвольной природы и произвольного происхождения может стать социальным объектом. То же и для нормы. Важно одно: чтобы они находились — актуально — друг к другу в отношениях нормирования и реализации.

Рис.10

В дальнейшем нам придется различать социальные объекты по их про­исхождению. Одни из них, произведенные в процессах деятельности, являю­щиеся продуктами деятельности, мы будем называть произведенными или искусственными объектами, другие, являющиеся продуктами естест­венных природных процессов, — произошедшими или естественными.

Очевидно, что социальные объекты являются таковыми не потому, что они возникли, но исключительно в силу их нормативности. Естественный объект, имеющий природное происхождение, может быть социальным, если он, в соответствии со своей нормой, обращается в социуме. Не переставая быть природным объектом, он тем не менее обладает социальным бытием. Напротив, искусственный объект, дело рук человеческих, очень часто не становится социальным объектом, так как его существование не обеспечи­вается соответствующей нормой. И хотя он будет находиться в пределах со­циально освоенного пространства-времени, в качестве социального объекта он признан быть не может.

Данное выше определение культуры является функциональным, динамическим и неценностным определением.

Функциональность его состоит в том, что феномен культуры «схвачен» в определении исключительно со стороны ее основной функции в процессе социального воспроизводства. Культура в измерении механизма воспроизводства тождественна систематизированному миру норм (эталонов, образцов).

Функциональное понятие культуры, развитое в антропологии, этнографии и социологии, по своему смыслу противостоит понятию духовной культуры, имевшему место в традиции немецкой классической философии и в теории культуры неокантианства. Для последнего характерно было относить к сфере культуры лишь те объекты, которые по происхождению были причастны к творческому — героически-творческому — акту и которые обладали бы значением в мире так называемых ценностей культуры.

Функциональное определение не связывает свою точку зрения на культуру ни условием ценностной значимости, ни требованием творческого происхождения, относя их к другим горизонтам социального исследования.

В определении понятий «социум» и «культура», предъявленных нами, фигурировала категория множества: сфера культуры, по сути, вводилась как множество социальных норм, а сфера социума — как множество социальных объектов. Вместе с тем доподлинно известно, что природа и культуры и социума онтологически не исчерпывается этой категорией. В современной социологии распространен системный подход к культуре и социуму, где они характеризуются по меньшей мере категорией структуры. Все это так. Однако принятие метода восхождения вынуждает нас отказаться от простого и поспешного категорирования наших моделей. Мало сказать, что культура существует только как система, надо эту системность конструктивно породить, вывести с присущей методу восхождения необходимостью .

3. Процессы нормирования и реализации

Феномен нормирования и реализации, рассмотренный нами в категории отношения, имеет в социуме среди прочих форм бытия бытие процессуальное. Условимся обозначая процессы нормирования и реализации следующим образом:

Dn : X ® <X>

Dr : <X> ® X               (11)

В свою очередь, каждый из этих процессов может иметь категориальные характеристики естественного или искусственного. В первом случае мы имеем дело с естественными процессами, которые будем называть превращениями, во втором — с искусственными процессами, которые будем называть преобразованиями. Результат обоих процессов — социальное изменение, изменение в мире социума.

С точки зрения результата превращение и преобразование тождественны друг другу и, следовательно, сравнимы. Различие между естественными и искусственными процессами лежит в их механизме. Превращение всегда результат функционирования некоторой естественной системы, оно присуще этой системе, локализовано в ней. Преобразование, напротив, всегда результируется в искусственной системе, оно продукт деятельности, реализация некоторой цели, достигнутой с помощью определенных средств и методов.

Тождественность превращений и преобразований по их результату, в принципе, позволяет осуществить выбор между естественным и искусственным механизмами, если, конечно, этот выбор возможен. Поскольку цель всегда имеет объективное выражение, она может быть достигнута обоими путями: как результат независимого от деятельности процесса в социуме или как результат деятельности, которую можно предпринять специально для достижения этой цели. Однако выбор возможен лишь на основании внешнего по отношению к механизму критерия.

Рассмотрим на примере процесса реализации социологический смысл различия между превращением и преобразованием. Реализация нормы <Х> в социальном объекте Х может быть достигнута социально естественным путем на уровне навыка, автоматизма, традиции — словом, путем отправления. естественной социальной способности. Такой путь не предполагает выдвижения цели реализации, не требует построения и осуществления деятельности по достижению этой цели. И наоборот, процесс реализации через преобразование осуществляется в деятельности и через деятельность, а поскольку деятельность имеет своей социальной формой производство, можно сказать, что производство — это социальная форма процесса реализации посредством деятельности. Это различие будет для нас существенным во всем дальнейшем изложении, поэтому мы и обращаем на него внимание терпеливого читателя.

Функционирование социума, предъявленного в модели М1 (см. рис. 10), описывается произведениями операторов в том смысле, что они суть единицы описания функционирования:

Dn Dr: X ® <X> ® X              

DrDn : <X> ® X ® X                     (12)

Содержательно эти единицы интерпретируются как культурные процессы, причем в понятии культурного процесса мы не будем пока различать DrDn  и Dn Dr .

4. Языки культуры

Предшествующее описание феномена культуры было выполнено в предположении. что нормы, объекты и процессы представляют собой простые целостные образования, не имеющие строения. Снимем теперь это ограничение и рассмотрим системное существование норм, объектов, процессов — эти элементы модели М1 будут тогда обладать структурой, функциями, материалом и т. п.

Очевидно, что при системном подходя к элементам М1 можно будет зафиксировать зависимости: а) структуры процессов от структуры социальных объектов и норм; б) структуры социальных объектов от структуры социальных норм, причем эти зависимости опосредованы структурой процессов.

Можно также сказать, что элементы Dr  ,Dn , X, <X>  являются соотносительными в своем системном существовании и, следовательно, должны рассматриваться как соотносительные при системном подходе к социуму.

Материалом процессов реализации и нормирования, в котором существует сфера культуры,, выступают языки культуры. Они суть знаковые системы: культура — нормы, социальные объекты и процессы реализации и нормирования — обретает в них свое материальное воплощение.

Важно, что один и тот же культурный процесс может осуществляться в различных языках культуры, разные языки могут являться и являются носителями тождественных культурных процессов. Поэтому сами по себе языки культуры, факт их существования, еще не характеризуют социальную форму существования. Социальное существование — это бытие культуры посредством механизма модели М1 , в чистом виде. Вопрос же о языковом материале этого механизма онтологически вторичен. Мы, вслед за семиотикой и современным культуроведением, признаем, что материал культуры связывает ее, ограничивает ее развитие своими возможностями, что культура не свободна от своего материала, но, тем не менее, мы считаем, что внутри себя феномен культуры не связан с материалом, в котором она осуществляется .

Например, в функции нормы могут выступать: а) сами объекты, используемые как эталоны; б) повествовательные описания объектов, выполненные в естественном языке; в) изображения (геометрические) объекта, если это возможно; г) структурные модели объекта; д) аналитические модели объекта; е) категориальные (или онтологические) модели объекта. Во всех случаях налицо различные языки культуры, причем не только по материалу, но и по своей семантике, системе значений. Однако легко сконструировать гипотетическую или эмпирическую ситуацию, когда все перечисленные языковые объекты будут выполнять одну функцию — быть носителем социальной нормы> социального объекта X.

Такая точка зрения адекватна проектному подходу к культуре и социуму. Очень часто человека не удовлетворяет не сама культура, а именно ее языковое оформление, и, отказываясь от языка или теряя способ его употребления, оно, человечество, теряет часть себя — фрагмент своей культуры. Выход мог бы состоять в смене материала языка, в свободе от материала, но для этого надо признать право на свободу, а оно может быть обосновано только неязыковой природой культуры.

5. Культурная динамика

Рассмотрим теперь системные феномены, присущие социуму как целостной системе, как тотальности. До сих пор речь шла об особенностях элементов и связей модели М1, теперь же мы имеем возможность обсудить социум и его процессы как целое (модель М2 — рис. 11).

Рис. 11

Основной культурный процесс в М2 совпадает с М1 — это процесс реализации и нормирования, описанный выше. Специфика модели М2 в том, что в нее включены две новые связи — (3) и (4), действие которых выявляет в социальной системе ряд интересующих нас свойств.

Связь (3) содержательно интерпретируется как поступление в социум не-социальных объектов, существование которых еще не обеспечивается со ответствующей нормой. Модель, однако, не исключает возможности такого процесса нормирования, когда ранее не-социаль­ный объект сможет стать социальным объектом, если возникает обслуживающая его норма. Превращение не-социального объекта в социальный мы будем называть социализацией объекта.

Процесс социализации в социуме с данной культурой возможен, конечно, не для всех не-социальных объектов. Возможности социализации ограничиваются, во-первых, некоторым механизмом отбора объектов в социуме и, во-вторых, структурой сферы культуры- Действие обоих факторов относится к внутреннему устройству социума и культуры, отчего мы не можем на них останавливаться в модели М2, где эти блоки выступают нерасчлененными.

Объект, попавший в социум посредством связи (3), мы будем называть несовместимым с культурой (или с механизмом отбора), если норма этого объекта не может быть включена в структуру культуры (т.е. если этот объект не отрабатывается механизмом отбора) .

Связь (4) симметрична в модели М2 связи (3) , отчего их действия на социум вполне аналогичны. Посредством связи (4) в культуру могут поступать не-объективированные нормы, которым в социуме еще нет соответствия объекта. Происхождение этих норм для данного рассуждения не существенно и не оговаривается нами, так же как не оговаривалось происхождение несоциальных объектов. Не-объективиро­ван­­ные нормы могут объективироваться, если возможен соответствующий процесс реализации.

В социальной системе с данным социумом не все нормы реализуемы. Возможности реализации ограничиваются, во-первых, некоторым механизмом отбора норм, которые могут быть включены в культуру, и, во-вторых, технологической структурой социума, способностью этой структуры объективировать нормы. Имеет смысл говорить о несовместимости нормы с социумом и культурой. Причем эти понятия вводятся так же, как для связи (3) .

Мы рассмотрели явления, связанные с действием в социальном универсуме (3) и (4) . При этом были выделены:

два механизма (селектора) норм в культуре и объектов в социуме;

два технологических механизма, осуществляющих превращение социальных норм в социальные объекты и наоборот;

процессы социализации и объективизации;

четыре вида свойств несовместимости.

Очевидно, что эти механизмы, процессы и свойства не являются онтологически независимыми. Они реально связаны в единой структуре социальной системы, но эти связи не выражены в модели М2. Мы получили их с помощью дополнительных сопоставлений над этой моделью и зафиксировали в естественно-языковых понятиях. Однако форма естественного языка слишком громоздка и методологически мало эффективна. Гораздо удобнее иметь дело со структурными моделями. Поэтому все результаты сопоставлений над М2 мы схематизируем в следующей — кибернетической модели социальной системы М3 (рис. 12) .

Рис. 12

Модель М3 отличается от моделей М1 и М2 своим кибернетизмом: все ее связи интерпретируются не как процессы, а как каналы. Оба селектора имеют своей функцией отбор тех норм (объектов), которые совместимы с телом данной культуры (социума) . Выделение селекторов в качестве самостоятельных элементов модели позволяет рассматривать «неисправности» культурных процессов, выражающиеся в «сбоях» селекторов — в отклонении процессов нормирования и реализации от установившегося режима.

Технологические механизмы в сферах культуры и социума имеют своей функцией осуществление Dn  и Dr  . Они также могут быть рассмотрены как селекторы, но только функция отбора отправляется ими относительно иных объектов, чем собственно у селекторов. Так, в социуме селектор объектов осуществляет отбор объектов, совместимых с телом социума, а технологический механизм отбирает реализуемые нормы. Между этими двумя селекторами налицо различия. Собственно селектор объектов, по условиям своего введения в модель, всегда согласован с телом социума: он отбирает только такие объекты, которые с социумом заведомо совместимы. На технологический механизм мы такого ограничения не накладываем, и он, следовательно, может быть не согласован с телом социума. В принципе несогласованность бывает двух видов: либо технологический механизм порождает несовместимые с телом социума объекты, либо, напротив, он не способен реализовать такие нормы, которые, будучи реализованными, были бы совместимы с социумом. Первое учтено в строении модели — несовместимые объекты отсеются селектором. Второй вид несогласованности, по сути, означает, что технологический механизм ограничивает допустимое в социуме богатство объектов, что он обладает функцией ограничения относительно тела социума. (Все сказанное, разумеется, может быть переформулировано для сферы культуры.)

Два элемента модели — «тело культуры» и «тело социума» — представляют собой подсистемы сфер культуры и социума соответственно. Тело культуры (социума) является дополнительным по отношению к подсистеме «селектор — технологический механизм», вместе с ним образует систему культуры (социума).

Замечательной особенностью тел культуры и социума, как это следует из модели М3 , является то, что они не осуществляют в социальной системе никаких функций. Этот факт имеет принципиальное значение. Культура и социум имеют в чистом виде экзистенциальную природу, они существуют —живут и развиваются, — не имея целей существования, не отправляя никаких функций, (Разумеется, это утверждение верно только в рамках данной модели) . Этот факт можно интерпретировать двояко:

либо функции культуры в социальной системе исчерпываются функциями селекции и технологии;

либо культура не моделируема при функциональном подходе и ее специфические функции лежат вне горизонтов функционализма.

Первое предположение отпадает, если сопоставить структуры у подсистем социума и культуры. Они изоморфны друг другу и изофункциональны. Сказать, что функции культуры исчерпываются селекцией и технологией, — значит сказать, что культура и социум неразличимы, тождественны, ибо в социуме отправляются функции селекции м технологии. Подобный вывод противоречил бы всем предыдущим моделям и выводам.

Следовательно, истинно второе предположение. Забегая вперед, можно отметить, что культура специфически моделируема лишь при генетическом иисторическом подходе, но никак не при функциональном.

6. Социальная система как закрытая система

Если рассматривать социальную систему в том ее виде, как она представлена в модели М1 , т. е. учитывать лишь основной культурный процесс, то придется признать, что социальная система есть закрытая система. Это означает, что состав социальных объектов и их организация в системе социума, а также состав социальных норм и их организация в системе культуры оставались бы неизменными в процессе взаимофункционирования социума и культуры. Существование социальных объектов обеспечивается реализующимися нормами, существование культуры — нормируемыми объектами, устанавливается своего рода координация (изоморфизм) сфер культуры и социума.

Состояние социальной системы, при котором ее подсистемы координированы таким образом, назовем устойчивым (или равновесным) состоянием.

Очевидно, что если в социальной системе протекает лишь основной культурный процесс, то она имеет устойчивое состояние и является замкнутой системой. Говоря так, мы имеем в виду очевидность эмпирическую и феноменологическую. Методология кибернетики обратила внимание науки на важность и сложность проблемы устойчивости. При последовательном конструктивном отношении к теории необходимо, конечно, существование устойчивых состояний доказывать. Но это дело будущего, пока же ограничимся феноменологической определенностью (точностью).

Сложнее дело обстоит в модели М2, где кроме основного культурного процесса осуществляют свое действие связи (3) и (4) . Отметим еще раз, что абсолютно не существенно, откуда и как происходят объекты и нормы, поступающие в систему посредством этих связей. Важно лишь, что они являются возмущающими факторами, выводящими систему из состояния равновесия .

Возмущающие факторы в форме шумов существуют в любой системе, избежать их полностью абсолютно невозможно, поэтому случай детерминированного основного процесса в социальной системе есть идеализация, для своего существования требующая специальной деятельности. Далее мы рассмотрим и другой вид возмущения, отличающийся от шумов и являющийся продуктом целесообразной деятельности. Оговоримся поэтому, что из понятия «возмущение», как, впрочем, и изо всех других в данном исследовании, абсолютно исключены ценностный и оценочный моменты.

Допустим, что социальная система и протекающий в ней основной культурный процесс подвержены действию возмущающих факторов случайного характера. Это равносильно допущению действия статистического механизма внутри системы. Как результат возмущающих воздействий, в каждом элементе модели М3 будут происходить случайные события (мутации) , что, в свою очередь, приведет к появлению в социуме и культуре не-социализированных объектов и не-объективиро­ванных норм. Последствия подобного внедрения могут быть весьма различными: от полной ассимиляции внедрившихся инообразований до разрушения ранее существовавших социума и культуры.

Здесь мы опять сталкиваемся с проблемой устойчивости социальной системы, проблемой, по сути дела, не поставленной и не решенной. Эмпирическая история человечества являет нам в равной мере как случаи длительного устойчивого существования социальных систем, так и случаи их разрушения, часто молниеносного и загадочного. Это заставляет нас иметь в виду все возможные исходы внедрения в социальную систему чуждых ей элементов.

Возможны, например, следующие социальные ситуации:

  1. В процессе функционирования модели М3 осуществляется отбор совместимых с социумом и культурой объектов и норм. В итоге социальная система остается в том же устойчивом состоянии, а некоторые объекты и нормы исключаются из обращения как абсолютно чуждые универсуму с его социумом и культурой.
  2. Ассимиляция инообразований затрагивает внутреннюю структуру тел социума и культуры. При этом социальная система сохраняет устойчивое состояние, но оно будет отличаться от прежнего новой внутренней организацией. Сферы социума и культуры изменяются таким образом, что имеет смысл говорить о новом социуме и новой культуре. Заметим, что этот случай, соответствующий последовательной смене устойчивых состояний, составляет один из важнейших аспектов (признаков) понятия истории.

Процессы, протекающие в социальной системе, теснейшим образом связаны с внутренней организованностью социума и культуры . Организованность их является одновременно и предпосылкой и результатом культурных процессов, но с точки зрения рассмотренного нами механизма существенно только второе. В контексте этой главы нас интересует прежде всего организованность социума, хотя все, что будет сказано о ней, может быть распространено и на культуру, ибо в модели М3 они симметричны.

Внутренняя организованность социума обеспечивается исключительно механизмом культурного процесса, разновидности механизма структурной устойчивости. В социальной системе модели М3 нет ни одного элемента (органа) , функцией которого было бы поддержание организованности социума. Поэтому организованность социума в модели М3 есть естественная организованность и сам он — естественный социум.

Уже отмечалось, что взаимодействие статистического механизма с механизмом структурной устойчивости может обеспечить последовательную смену состояний социальной системы социума. Это означает, что они суть исторические объекты. Сопоставление этого утверждения с предыдущим позволяет дать синтетическую оценку социальной системе, репрезентированной в модели М3, как естественноисторическому образованию.

7. Производство и воспроизводство

Очередной шаг по пути от абстрактного к конкретному, который нам предстоит совершить, состоит в том, чтобы ввести в игру социальный институт производства. Необходимо так дифференцировать рассмотренную выше социальную систему, чтобы вписать в нее в качестве элемента сферу производства и при этом не нарушить исходной целостности системы,

Принцип, следуя которому можно социализировать производство, был неявно назван выше. Все объекты, обращающиеся в сфере социума, социализированные или нет, по своему происхождению были разделены на естественные (произошедшие) и искусственные (произведенные). Основание членения явно генетическое, но оно указывает лишь на категориальную форму генезиса, на тип источника объекта, но не на механизм происхождения. Если же рассмотрение происхождения перевести в механизмическое измерение, то искусственным объектам как раз и будет соответствовать механизм сферы производства. Производство — это такой элемент социальной системы, который обеспечивает социум искусственными объектами.

Функции производства, в таком его определении, совпадают с функциями технологического механизма социума (см. рис. 12) . Обратное, впрочем, неверно, ибо объем социальных объектов, обращающихся в социуме, значительно превышает объем искусственных, произведенных объектов.

Для анализа жизни — функционирования и развития — производства внутри социальной системы рассмотрим еще одну модель — М4 (рис. 13) .

Рис. 13

Свой объект — социальную систему — мы представляли лишь как функциональную структуру, но не как морфологическую структуру. Иначе говоря, мы не включили в рассмотрение проблематику социальной материи, т.е. того материала, в котором осуществляется механизм социальной системы. Напротив, всячески подчеркивалось, что материал норм — языки культуры — относят к иному плану рассмотрения, чем механизм нормативности. Сам по себе механизм социальной системы, как основание ее целостности, относительно независим от материала, в котором он реализован. Иначе целое не предшествовало бы своим элементам в отношении возможности их совместного функционирования (границы этой независимости суть границы устойчивости системы). Если в механизме в чем и проявляется независимость от материала, так это в его, механизма, устройстве. Этот общий принцип системного подхода задает новое основание для рассмотрения социального целого. Необходимо теперь так представить механизм целого, чтобы были четко выявлены черты зависимости его от материала.

Этот очень важный момент социальной структуры принято фиксировать в понятии «воспроизводство». Как видим, оно является логически независимым от понятия «производство», и только затем, чтобы сохранить их этимологическую преемственность, мы рассматриваем феномен воспроизводства после феномена производства.

Материал социального существования, материал деятельности принципиально исчерпаем, конечен, в отличие от самой социальной системы, которая, напротив, принципиально неисчерпаема . Каким же образом достигается абсолютность целого при конечности его элементов?

Способ, которым социальный универсум поддерживает свое существование, и есть воспроизводство. В процессе своего функционирования и развития универсум включает в себя все новые и новые объекты — естественные и искусственные, тем самым производя для себя свои новые составляющие. Этот момент социального существования в отношении искусственных объектов выражен в понятии производства. Если же приобретенные составляющие имеют своим источником природу, то процесс их включения в социум описывается понятием ассимиляции природы .

Но материал, потребляемый в социальном мире, есть конечный материал. Потребление его, заключение внутрь социальной системы, необходимо потому, что он исчерпывается. Как эпифеномен социального существования, особенно в производстве, происходит потеря системой своих составляющих. Новая ее организованность в процессе производства приобретается путем потери старой. Очевидно, что процессы приобретения и уничтожения материала должны быть уравновешены. В противном случае социальная система окажется неуравновешенной и обреченной на гибель. Но этого не происходит, из чего мы можем заключить о существовании механизма, который обеспечивает устойчивость социальной системы относительно процессов переработки ее материала. Это и есть механизм воспроизводства.

Существование через разрушение и воспроизведение, «обмен веществ» между социальным и природным мирами, а также между разными социальными мирами являют одну из характернейших черт специфически социальной формы существования. Вернемся к модельной форме рассуждения.

Все сказанное о воспроизводстве имеет непосредственное модельное выражение (см. рис. 13). Социум и производство в модели М4 заданы друг относительно друга функционально, посредством отношения «производство-потребление». Сфера производства, реализуя определенные нормы, имеет на выходе продукты, которые только в сфере социума существуют как социальные объекты. Поэтому социум среди прочих своих определений может быть определен и как «социум потребления». Так социум — арена социального существования — оказывается также и ареной гибели социальных объектов, их разрушения в процессах потребления .

На место утраченных в социуме социальных объектов становятся новые объекты — продукты производства. Преемственность в структуре социума, непрерывность его существования, обеспечивается тождеством этих объектов и продуктов, которое есть реализация одних и тех же норм, хранящихся в культуре. Культура, таким образом, оказывается основанием целостности социальной системы в отношении протекающих в ней процессов переработки материала. Она включена в качестве функционального элемента в циклический процесс воспроизводства «норма — продукт производства — социальный объект — норма».

Отсюда следует важный вывод: если в системе производства сфера культуры была чисто экзистенциальным элементом, т. е. не имела никаких функций, то в системе социального воспроизводства она обладает функцией основания целостности социальной системы.

8. Проектирование и социальная система

Теперь нам предстоит рассмотреть модель социальной системы (М5), в которой имеет место деятельность проектирования (рис. 14) . Модель М5, не вписывается непосредственно в последовательность первых четырех моделей. Дело в том, что модели М1-4 раскрывали естественноисторическую социальную систему, т. е. объект категории естественного, в то время как объект модели М5 — социум с включенным в него проектированием — принадлежит категории искусственного. Очевидно, что М5 и М1-4  находятся друг с другом в отношении категориального противопоставления. Этим обстоятельством мы и воспользуемся для того, чтобы ввести в структуру социальной системы подсистему проектирования, — категориальная, оппозиция «естественное —искусственное» выступает далее как принцип конструирования нового ряда моделей из материала М1-4 .

Рис. 14

Блоки «производство» и «социум» в модели М5 тождественны соответствующим блокам модели М4, а блок «проектирование» интерпретируется как сфера деятельности проектирования,

Первое и основное отличие модели М5 от моделей М1-4 состоит в том, что в структуре социальной системы М5 нет подсистемы культуры. Ее функциональное место занимает проектирование, тождественное культуре лишь одной своей функцией: как и культура, проектирование снабжает подсистему производства нормами, которые оно реализует. По всем остальным признакам подсистема «проектирование» отлична от «культуры».

Самое принципиальное их различие касается того способа, каким проекты — так мы условимся именовать продукты проектирования — обретают свое существование в социальной системе. Если нормы культуры в М1-4имеют естественноисторическое, естественное происхождение, то проекты производятся искусственно, они суть искусственные нормы.

Проектирование, таким образом, является сферой искусственного создания социальных норм, производством норм, их творчеством.

Искусственный характер происхождения проектов означает, среди прочего, что в социальной системе модели М5 не может иметь места рассмотренный ранее механизм культуры, не может иметь места и основной культурный процесс, придававший социальной системе устойчивость и обеспечивавший воспроизведение ее материала. Каков же тогда принцип целостности искусственного социума, чем обеспечивается его устойчивость? Ответ на эти вопросы можно получить, если вспомнить результаты проведенного нами анализа деятельности проектирования.

Из схемы способа деятельности проектирования (6) следовало, что внедрение спроектированного объекта О в систему Y¢ не должно нарушить присущего ей принципа целостности, но, напротив, должно превратить ее в целостную систему Y. Возможность такой организации деятельности проектирования находится в зависимости от: а) структуры существующих способов проектирования и б) логических особенностей познавательных объектов (моделей), употребляемых в проектировании.

Отсюда интересующий нас вывод: если и познавательная и проектировочная деятельности протекали в норме, то реализация проекта не нарушает целостности социума, ибо в норме всякий проект предусматривает преобразование одной целостной ситуации в другую . Правда, условия нормы далеко не всегда удовлетворяются, и целостность социума, его устойчивость оказываются в зависимости от совершенства способов познавательной и проектировочной деятельностей. Тем самым проектирование становится потенциальным источником неустойчивости социальной системы, источником ее незащищенности.

Проектирование чревато всевозможными разрывными, конфликтными и другими аналогичными ситуациями. Оно является, по сути дела, принадлежащим социальной системе потенциальным источником ее самоуничтожения. Любая познавательная ошибка, необоснованно принятое проектное решение или чья-то злая воля способны нарушить устойчивость социальной системы. Проектное существование системы предполагает предельно ответственное отношение к каждому действию и поступку. Конструктивно эта ситуация эквивалентна существованию в социальной системе M5 проблемы ее надежности относительно принадлежащих ей проектных действий.

Способ преодоления ненадежности социальных систем лежит, очевидно, в ее же источнике — способах познавательной и проектировочной деятельностей. В совершенствовании старых способов познания и проектирования и в развитии новых заключена возможность устойчивого существования социальных систем, включающих в себя проектирование.

Особенно интересна зависимость устойчивости от качества познавательной деятельности. Вставшая на путь проектного существования, социальная система имеет лишь одну возможность самосохранения и саморазвития — всемерное совершенствование своих познавательных средств и увеличение научного потенциала. Свобода и универсальность проектного существования системы ограничены гносеологической универсальностью и свободой маневрирования научными силами.

Место основного культурного процесса в социальной системе М5 занял проектный процесс «практически не-идеальная ситуация (разрыв) в социуме ® проектная задача ® проект ® продукт производства ® социальный объект».

Искусственный характер происхождения проектов и проистекающие из него особенности проектного процесса в социальной системе М5  делают ее системой открытого типа. Оказывается, что категориальной оппозиции «естественное — искусственное», по которой мы разграничили модели М1-4и М5, в материале социальных систем соответствует оппозиция «закрытая система — открытая система». Это означает, что состав социальных объектов и их организация в системе социума М5 непрерывно изменяются по мере возникновения новых разрывов и проектных задач. Здесь отсутствует тенденция к сохранению состава социальных объектов, которую мы наблюдали в М1-4 . Организованность социума является в М5 продуктом циклического, рекурсивного проектно-познавательного процесса. Зависимость от проектирования делает эту организованность также искусственной, рационалистической.

Историзм социальной системы, включающей в себя проектирование, имеет совсем иной характер, чем это было в случае социальной системы с компонентом культуры. В строгом смысле в искусственной системе нет истории, онааисторична. В идее историзма, в обычном его понимании, заключено два, если и не противоположных, то разных принципа: а) принцип изменчивости исторического объекта и б) принцип преемственности, необходимости связи различных состояний исторического объекта между собой. Очевидно, что социальный универсум с компонентом проектирования атрадиционен, а потому и аисторичен.

По отношению к социуму проектирование выступает как организующее и переорганизующее его начало. Оно само обеспечивает лишь изменение социума, нисколько не заботясь о сохранении его исторической преемственности. И в этом нет никакого произвола, ибо само проектирование отправляется от принятых в данное время способов проектирования.

Уместно обратить внимание на тот факт, что в социальной системе, целостность которой обеспечивается проектным процессом, отсутствует процесс воспроизводства, хотя производство налицо. Это и неудивительно, ибо воспроизводство — феномен в механизме культуры и без культурного процесса протекать не может. Однако исторические качества социальных объектов и процесс их воспроизводства сами могут стать объектом проектирования, и, следовательно, искусственный социум сможет стать историческим и воспроизводящимся социумом, сможет сохранять историческую преемственность путем самовоспроизведения, если будет поставлена и решена соответствующая   проектная задача, если будет найден соответствующий способ проектирования.

9. Конфигуративная модель социальной системы

Резкое разграничение двух типов социальных систем — естественноисторических и искусственно-проектных — нужно было нам не само по себе. Модели М1-4  и М5 — это тот конструктивный материал, из которого нам предстоит собрать еще одну, последнюю модель — М6 (рис. 15), снимающую в себе особенности как естественных, так и искусственных социальных систем.

В структуре модели М6 нетрудно усмотреть как основной культурный процесс — цикл связей (1) – (2) – (5), так и проектный процесс — цикл (6) – (7) – (5). Кроме того, наличие двух специфичных для нее связей — (9) и (10) — делает М6 чем-то большим, чем простая сумма предшествующих моделей.

Рис. 15

В социальной системе М6 имеют место следующие специфические черты:

1. Социальные объекты могут менять форму своего существования, переходя из культурного процесса в проектный и наоборот.

2. Социальные объекты могут одновременно существовать при посредстве обоих процессов.

3. Элементы системы культуры — культурные нормы, — поступая в систему проектирования, могут фигурировать в деятельности проектирования в качестве моделей социальных объектов. Это делает ненужным специальный познавательный процесс внутри проектирования.

4. Элементы системы проектирования — проекты, — поступая в систему культуры, могут становиться культурными нормами.

5. В системе «проектирование—культура» существует специфический процесс — цикл связей (9) – (10), — не замыкающийся на систему производства. Его функция — взаимообогащение проектирования и культуры, их взаимное саморазвитие.

6. И, наконец, система проектирования находится к основному культурному процессу в отношении управления. При этом проекты можно рассматривать как управляющие воздействия, способные привести культурный процесс в некоторое заданное состояние, а само проектирование — как управление.

Две последние черты заслуживают более внимательного рассмотрения. Как известно, понятие управления внутренне предполагает в наличии определенную цель, которая посредством деятельности управления должна быть достигнута. Для системы проектировании, если мы рассматриваем ее управляющие функции, целью управления является достижение практической идеальности некоторой ситуации относительно некоторого заданного идеала.

Управлению подлежит основной культурный процесс, в котором происходит воспроизводство объекта, подразумеваемого в идеале и цели. Воздействуя на ход воспроизводства с помощью создания последовательности проектов, можно осуществлять ту или иную ситуацию реализации объекта в системе социума.

Подчеркнем еще раз, что управление социальной системой посредством деятельности проектирования нуждается в идеале как в своей предпосылке и что говорить об управлении, не ориентируясь на какую-то систему идеалов, невозможно. Управление есть деятельность необходимо позитивная, утверждающая позитивные ценности, — или его нет.

Существование в социальной системе М6 особого процесса «проектирование — культура» имеет то принципиальное значение, что проект перестал быть только объектом реализации в производстве. Проект превратился в элемент системы культуры, приобрел статус культурной ценности. Вместе с новым качеством проекта возникает разновидность проектной деятельности — утопия, целиком замкнутая на систему культуры. Утопические проекты не реализуются в производстве, они поступают в систему культуры, хранятся там, вновь перерабатываются и затем, иногда, и реализуются.

Система проектирования является, вследствие этого, средством совершенствования и обогащения системы культуры. Эту функцию проектирования будем называть культурной функцией.

Что же касается особенностей организованности социума, типа историчности социальной системы и механизма воспроизводства социальных объектов в модели М6 , т.е. вопросов, которые обсуждались для моделей М1-4 и М5, то здесь нужно отметить следующее.

Механизм «управление — проектирование», надстроенный над механизмом культуры, способен реализовать цели и идеалы, присущие как естественноисторической, так и проектно-искусственной социальным системам. В этом смысле модель М6 снимает категориальную оппозицию «естественное искусственное» и, следовательно, сама принадлежит уже к иной категории. Ее анализ потребовал бы работы, по объему большей не только этой главы, но, может быть, и книги. Поэтому мы оставляем рассмотрение социальной системы и места проектирования в ней и переходим далее собственно к объекту нашего исследования — дизайнерскому проектированию (дизайну).

Все изложенное в данной главе мы относим и к дизайну, интерпретируя при этом проектирование как дизайнерское проектирование, культуру — как материальную культуру, производство — как материальное производство, а социум — как сложную систему «люди — вещи», вещественные составляющие которой образуют так называемую предметную среду.

1 Объективность социальных норм — в их временном и невременном бытии — по­зволяет сопоставить их с естественными законами природы. В более общей теории су­ществования и социальные нормы, и законы природы вписываются в единую теорети­ческую схему. Социальные объекты изучаются в научной социологии, которая, на наш взгляд, является наукой о социальном способе существования.

2 Мы стремимся каждый раз использовать наименее сложную категорию, что по­зволяет конструировать весьма простые модельные эквиваленты для большинства со­циологических понятий. (Установка на простоту моделей проходит далее через все ис­следования.) Конечно, и простота должна быть конструктивной. Поэтому мы исполь­зуем простейшие модели, но так, чтобы они сохраняли специфику моделируемых яв­лений.

3 3десь мы принимаем парадигму кибернетического мышления «определенность-неопределенность», известную, впрочем, еще П.А.Флоренскому.

4 Понятие «организованность» выражает системный смысл культуроведческого понятия «стиль», распространенность которого скорее объясняется принадлежностью культуроведов к цеху гуманитариев, чем его смысловой необходимостью.

5 3десь «принципиально» — в смысле «как это вытекает из принятых принципов». Принципиальная неисчерпаемость (бесконечность) социальной системы означает, что в механизме ее не содержится возможности самоуничтожения. Ликвидировать ее можно лишь внешним, разрушительным путем.

6 Таким образом, природа и социальный универсум находятся друг с другом в отношениях обеспечения и ассимиляции. Природа — поставщик социального материала и объект ассимиляции.

7 Различение существования социальных объектов и их потребления проходит через все дальнейшее изложение.

8 Нужно иметь в виду, что целостность ситуации находится в зависимости от некоторого идеала. Это позволяет, например, считать, что проект разрушения какого-либо объекта также обеспечивает сохранение целостности, но относительно своего, определенного идеала,

 
© 2005-2007, Non-Profit Research Foundation "The Schedrovitsky Institute for Development"
Address: Orjonikidze 9/2 entrance 5, office 2. Moscow Russia 114519
tel./fax: +7-495-775-07-33
e-mail: